Автор: Рухшона Хакимова
Двое суток ночевала в подъезде…
Как таджикские трудовые мигранты переживают пандемию

Пандемия COVID-19, закрытие границ и ограничение передвижений из-за введения карантина сильно осложнили жизнь трудовых мигрантов.

Рустам Саидов, житель города Вахдат, пригорода столицы Таджикистана, более десяти лет он работает на стройках Москвы. Он приехал в Таджикистан в феврале и не смог вернуться в Россию после закрытия границ.

Рустам прибыл в Таджикистан через соседний Кыргызстан, где прошел 14 –дневный карантин. Деньги, которые привез из России, быстро закончились. Сейчас он ищет способы, как прокормить семью. 
«Жить с каждым днем становится все тяжелее. В Таджикистане очень сложно обеспечить жену и троих детей. Когда у меня закончились деньги, мне пришлось ехать в столицу и искать работу на Мардикорбазаре. Но ситуация на рынке труда очень тяжелая», - говорит Рустам.
Ежедневно множество рабочих стоят и ждут работодателей на мардикорбазарах, но работы почти нет. Большинство из них вернулись из трудовой миграции домой из-за пандемии, а здесь стали безработными.

Очень трудно зарабатывать на жизнь в Таджикистане. У меня трое детей, все школьники. В этом году никто из них не пошел в школу, потому что я не могу позволить себе купить им школьную форму, книги, другие вещи. Мой младший ребенок должен был в этом году пойти в первый класс, но поскольку нет условий, я не позволил ему пойти учиться.

Как только откроются границы, я поеду в Россию. Первое, что я хочу сделать, это отправить своих детей в школу. Я хочу, чтобы мои дети получили хорошее образование.

Рустам Саидов

В стране не хватает рабочих мест, поэтому ежегодно от 400 тысяч до 1 миллиона граждан (по разным данным) выезжают в трудовую миграцию. Большинство ездят в Российскую Федерацию, весной количество выезжающих увеличивается, а зимой они возвращаются на родину.

Но в этом году, из-за пандемии многие таджикские мужчины, вернувшиеся зимовать домой, не смогли уехать на заработки. Поэтому на мардикорбазарах в Таджикистане заметно выросло число мужчин, ищущих работу. Все они встревожены своим ныненшим положением и с нетерпением ждут конца пандемии.

Однако ситуация и в самой России для трудовых мигрантов складывается не лучшим образом. Мигранты, оставшиеся там, жалуются на то, что из-за карантина, им пришлось месяцами оставаться без средств к существованию и искать себе пропитание.
«Когда я затемпературила,
хозяйка выгнала меня на улицу»
Рано Саматова 50 лет
14 лет работает няней в Москве

«Когда началась пандемия я работала няней в одной семье. Я работала там уже почти три года, сначала, два с половиной года нянчила одного мальчика, а затем и за вторым ребенком смотрела. Когда карантин начался, никого не выпускали на улицу, я сдала свою квартиру и оставалась в этой семье. В апреле я заболела. Заразилась от них. Когда я затемпературила, хозяйка выгнала меня на улицу. Практически в никуда. Ходить по улицам нельзя было, транспорт не работал, никто никуда никого не выпускал. Я двое суток с температурой в подъезде ночевала. Днем во дворе была, а ночью меня консьержка к себе пускала. Намучилась, честно говоря…

Рано Саматова
В больницу не обратилась из-за того, что не было финансовой возможности. У меня было немного денег, я их посылала домой, и лечилась сама. Через знакомых узнавала кто, как лечился. Нашла девушку, она мне уколы делала. Спасибо моим друзьям в социальных сетях. Они мне помогали. Знакомые из Фейсбука из Дагестана, Таджикистана на карту деньги переводили, и я лечилась, и на продукты были деньги через них.

Люди проверяются в такие моменты. Свои предают, чужие поддерживают. Я квартиру сняла с нашими соотечественниками, деньги вперед заплатила, через сутки меня прогнали. Женщина из Дагестана меня к себе взяла. Я, как выздоровела нашла работу, сиделкой на два месяца к одной старенькой женщине. Сейчас я работаю в хорошей семье, за тремя детками их смотрю. Давно хотела, чтобы написали наши журналисты про то, как мучаются наши в миграции. Если бы дома была работа, никуда не уехала бы….», - сказала Рано.

Давлатъёр Саидов уже пять лет работает в России доставщиком одежды в одной московской фирме. После введения карантина месяцами не мог найти работу и задолжал своим знакомым большую сумму денег.
Карантин ввели через месяц после того, как я приехал из Таджикистана в Москву. Несколько месяцев работы не было, вообще. Денег не осталось. Очень трудно было жить. Я ведь единственный кормилец и ежемесячно отправлял деньги своей семье. в Таджикистан. У них там тоже бедственное положение сложилось. А здесь... Не представляете, что пришлось пережить нашим землякам. Некоторые просто на улице остались из-за того, что за аренду жилья нечем платить. Выживали, кто как мог...
Давлатъёр Саидов
Сейчас положение понемногу улучшается. Но уверенности в том,
что он скоро сможет отработать свой долг у Давлатъёра нет.
По словам Майкла Хьювита, сотрудника офиса Международной организации по миграции в Таджикистане, коронавирус усугубил существующие в стране проблемы с занятостью.

Он сообщил CABAR.asia, что исследование Международной организации по миграции показывает, что около 30% мигрантов в Российской Федерации, вероятно, после открытия границы покинут страну и вернутся к себе на родину. В то же время есть много людей, которые намеревались выехать в Российскую Федерацию, но не смогли этого сделать и остаются безработными.

Правительству необходимо принять меры для решения этой проблемы, считает эксперт.
Миграционные маршруты, особенно в Российскую Федерацию, должны быть открыты раньше. Логистические, правовые и финансовые препятствия для въезда и выезда в принимающую страну должны быть устранены. То есть, необходимо сделать доступным транспорт для путешествий
Кроме того, мигрантов необходимо обучить новым навыкам, необходимым для ключевых секторов экономики Таджикистана, таких, например, как сельское хозяйство. В условиях, когда работу найти сложно, необходимы новые навыки и знания в новых областях экономики. Сельскохозяйственный сектор, особенно после Ковид-19, будет нуждаться в помощи, и возвращающиеся мигранты могут восполнить этот пробел с помощью своих улучшенных навыков, считает Хъювит.
Гулру Джабборзода, министр труда, миграции и занятости Таджикистана, заявила на пресс-конференции по итогам первого полугодия 2020 года, что министерство разработало антикризисную программу.

«Программа состоит из двух направлений: реинтеграция и профессиональное обучение. Граждане Республики Таджикистан, которые не могут выехать в Российскую Федерацию, будут привлечены к краткосрочному профессиональному обучению и курсам»

Гулру Джабборзода
министр труда, миграции и занятости Таджикистана
По данным министерства труда и занятости Республики Таджикистан, за первые шесть месяцев количество официально зарегистрированных безработных составило 51,7 тыс. человек, что 2,1% от общей численности занятых.

Однако и независимые наблюдатели, и сотрудники министрества труда и занятости признают, что официальные цифры не отражают всей картины с безработицей в стране.

По мнению Майкла Хьюитта, необходимо усилить механизм реинтеграции, доступа к медицинскому обслуживанию и занятости внутри и за пределами страны.
Многие мигранты являются сезонными, и поэтому услуги, связанные с реинтеграцией возвращающихся мигрантов, их доступом к другим рабочим местам и открытием малого бизнеса, должны быть усилены с точки зрения координации, ресурсов и потенциала. Таким образом, вернувшимся мигрантам можно помочь найти альтернативную работу по возвращении домой
— Майкл Хьюитт
По данным министерства труда, миграции и занятости за первые шесть месяцев этого года более 129 000 граждан Таджикистана выехали за границу в поисках работы, что на 170 000 меньше, чем за тот же период прошлого года. Гулру Джабборзода сообщила журналистам, что более 90 000 граждан республики вернулись в Таджикистан за первые шесть месяцев этого года, что она объяснила пандемией коронавируса в принимающих странах и закрытием границ.